Город-на-горе тебя осушит до дна
И воды прозрачной нальет.
Антрекот.

Then welcome Fate's discourtesy
Whereby it should be found!
R. Kipling.

Давят своды пещер - корифею охоты покой тяжел.
Неизменно ровен, но собран и напряжен второй.
Пять столетий войны, пять столетий крови, своей, чужой,
Пятьдесят лет затишья в городе-под-горой.

Пять столетий мечи, мечи, я в кузнице спал и ел.
Разучился петь. Научился не щурясь смотреть в расплав.

Все, чем жили, опять на слом - по накатанной колее.
Не довольно расплат, не довольно еще расправ
Над своими своих? (Воспоем нелюбезность такой судьбы
Перед самым свершеньем любые планы по нитке рвать.)

Да, я помню, с чего пошло. Я, знаете ли, там был.
Мы не Смертные, нам не позволено забывать!

Не включая в расчеты ни гнев небес, ни благую весть,
Мы привыкли к потерям - пять столетий идет война.
Вами изгнанные уйдут. А мы остаемся здесь,
Защищать этот город, ибо некому, кроме нас.